Исследования психологов и психолингвистов выявили межкультурную универсальность цветосимволизма на уровне синестетического кода, что не противоречит утверждению о специфичности цветосимволизма для представителей разных культур [7, 1975, 5-30], [11, 1997, 210-211]. “Национально-специфично скорее отношение к содержанию, кодируемому цветом...Налицо не различие цветовой символики, а различия в переживании и трактовке бытия” [11, 1997, 212].

В большинстве случаев коннотированность цветообозначений в русской, украинской, польской, болгарской культурах и языках тождественна или сопоставима, что объясняется общностью мифологического периода, историческим развитием социумов, а также влиянием восточных культур, античного мира, религиозных представлений. В пользу утверждения об универсальности цветового кода свидетельствуют древние культуры. Напр., в древнеегипетском искусстве черный цвет символизирует бессмертие души и тленность тела, зеленый  - здоровье, молодость, растительность, голубой - воздух, желтый - золото, тело богов [18, 14-15]. В Древней Греции и Риме три цвета имели важное сакральное значение - белый, черный и красный [18, 14-15]. Сходное символическое значение отражено в сопоставляемых фразеологических системах. Этнический и национальный аспекты развития исследуемых культур обуславливают различия, специфику ассоциативного плана. Прототипические представления о цвете, о его "интенсивных" проявлениях имеют определенные различия, о которых свидетельствует фразеологический материал.

В христианстве зеленый цвет обозначает надежду. В европейской традиции зеленый цвет имеет положительную (жизнь, успех, растительность, плодородие, бессмертие, надежда) и негативную (ревность, зависть) символическую нагрузку [См.: 18, 15-16]. Символ "зеленый" используется в народном песенном творчестве: русск. зелено вино, укр. зелений барвінок. В исследуемых языках этот цвет обозначает молодость: русск. молодо, зелено; молода, зелена, под Очаковым не была; он дурак... зеленый [4, 1, 677]. В русской фразеологии семантика цвета приобретает специфику. Зеленый является атрибутом концептов Скука, Тоска: Зеленая скука (тоска), о томительной скуке, тоске [13, 4, 1190]. Психологические толкования влияния зеленого цвета на людей, его "психологический" символизм не объясняют фразеологические употребления этого компонента. В то же время НОССРЯ атрибутом концепта Тоска называет черный цвет [9, 444]. РУ предлагает такой фразеологический аналог: зеленая скука (тоска) - страшна (нестерпна) туга (нудьга) [10, 300]. Такого негативного значения зеленого цвета не находим в украинской фразеологии, только глагол зеленеть имеет переносное значение с негативной эмотивностью (3.розм. Ставати блідим від недуги, страху, злості і т.ін. [15, 3, 554]). Пор. рос. зелено в глазах, помутилось, стало дурно, моркотно, нудно [4, 1, 667] - укр. в очах жовтіє (жовкне, темніє, зеленіє)/(пожовкло, потемніло, позеленіло) кому, у кого. Хто-небудь втрачає здатність нормально бачити, комусь стає погано від фізичного болю, втоми, хвилювання і т.ін. [16, 296]. Общее и специфическое находим в переносных значениях слова "зеленый" в болгарском языке: зелена глава - зеленый юнец, молодо- зелено, млад и зелен - а) зеленый (юнец), б) молодо-зелено; мало каши ел (разг.) [1, 224]; зелен от яд - позеленевший от злости [1, 632]; зелена ливада е някой - глупый баран [1, 309]; ставам/стана син-зелен разг. - а/ зеленеть/позеленеть от злости (също ярости), б/ бледнеть/побледнеть от страха [1, 525]. Сравним с польскими ФЕ: żółty z gniewu, ze złości, z zazdrości [19, 2, 895]; zielona głowa <o kims młodym, niedojrzałym, niedowarzonym>. zielony lata <młodość>; bez zielonego pojecia, nie mieć zielonego pojecia <nic nie wiedzieć, nic nie umieć>; zielony z czego; od czego; Aź zielony ze złości [19, 2, 895].

Специфично значение желтого цвета в русской фразеологии. Существуют русские фразеологизмы с компонентом желтый: Желтенькая жизнь; желтенькое житье. Устар. О серой, нерадостной жизни [13, 4, 63]. Желтый дом, дом для умалишенных, от желтой краски обуховской больницы в Петербурге [4, 1, 530].

Необходимо заметить, что существуют расхождения в семантике цветообозначений, которые выполняют роль национальных или государственных символов, а кроме того, действуют процессы унификации, взаимовлияний.[1]

В исследуемых фразеологических системах красный цвет является атрибутом концепта Стыд: укр. Почервоніти як рак - дуже засоромитися, зніяковіти [15, 8, 443]. Червоний мов (як, наче і т.ін.) рак - про людину, в якої через надмірне збудження, хвилювання і т.ін. червоніє обличчя від великого припливу крові [15, 8, 443]. Рос. До корней волос (краснеть, покраснеть и т.п.), Сильно покраснеть [13, 5, 1420]. До корней волос (краснеть, покраснеть) и до ушей (краснеть, покраснеть) //по самІ вуха (по саме волосся) червоніти, почервоніти [10,285]. В украинской и русской ФС эталоны красного цвета - мак, рак, калина, малина; в болг. червен като божур (пион) [1, 57], червен като жар [1, 203], червен като мак [1, 321], червен като ябълка [1, 632]. Митрополит Илларион пишет: “Особенно вредны упыри..., если разрыть могилу и заглянуть в гроб, то упыри лежат краснощекие, откуда и наша поговорка: Червоний, як упир” [8, 236].

Черный цвет является атрибутом таких украинских концептов, как укр. Біда, Гнів, Лють, Душа, Журба, что подтверждается результатами ассоциативных экспериментов [2, 35], а также языковой практикой: Тугою чорніють, Гнівом червоніють, Ой ті хмари-кари...Смерть вам, яничари! [12, 61]. НОССРЯ называет черный цвет одним из атрибут концепта Тоска. Компонент черный продуцирует негативную модальность в исследуемых языках Напр.: рос. Держать кого-нибудь в черноте [13, 17, 916]. Как черный бык (работать) [14, 19]. Черная кошка пробежала(проскочила) между кем //чорний кіт пробіг між (поміж) ким, глек розбили хто [10,440]. Эталонные представления о черном в ФС: укр. Чорний, як сім галок - дуже чорний [15, 9, 222], ироническое обозначение: Білий як циганський сир. Київ. Чорний, дуже брудний [17, 135], русск. черный как сажа (вороново крыло, уголь, смоль...).

         Во фразеологических системах единицы с цветонаименоваениями составляют по крайней мере две различные группы:  - цветонаименование используется в "прямом" значении (чорний як сім галок); - цветонаименование используется для обозначения определенного душевного, эмоционального состояния, которое ему соотвествует (зеленая скука). Национально-культурная специфика наблюдается и в эталонных представлениях о цвете, и в приписывании цветообозначений-атрибутов определенным концептам.

Литература:

  1. Болгарско-русский фразеологический словарь. - София-Москва, 1974.
  2. Бутенко Н.П. Словник асоціативних означень іменників в українській мові. - Львів, 1989.
  3. Воропай О. Звичаї нашого народу. Етнографічний нарис. - К., 1991.
  4. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. - В 4-х тт. - М., 1989-1991.
  5. Данилов В. Красный траур в малоросийском погребальном обряде // Живая старина, 1909, вып. IV, отд. 1, с.31-38.
  6. Зеленин Д.К. Восточнославянская этнография. - М., 1991.
  7. Клар Г. Тест Люшера. М., 1975.
  8. Митрополит Іларіон Дохристиянські вірування українського народу. - Київ, 1992.
  9. Новый объяснительный словарь синонимов русского языка. - М., 1997. (НОССРЯ).
  10. Олійник І.С.: Сидоренко М.М. Українсько-російський і російсько-український фразеологічний словник. - К., 1978. (РУ).
  11. Петренко В.Ф. Основы психосемантики. - М., 1997.
  12. Олесь О.Твори в двох томах. Т.1. - К., 1990.
  13. Словарь современного русского литературного языка: В 20-ти  т. М., 1991. - Т.1. -Т.2.
  14. Словарь фразеологизмов и иных устойчивых словосочетаний русских говоров Сибири / Сост.: Н.Т.Бухарева, А.И.Федоров. - Новосибирск, 1972.
  15. Словник української мови. - У 11-и т.- К., 1970-1980.
  16. Фразеологічний словник української мови. - К., 1993.- 984 с.
  17. Юрченко О.С., Івченко А.О. Словник стійких народних порівнянь.- Харків,1993.
  18. Kopalinskі W. Sl
    1. Skorypka St. Slezyka polskiego.- Warszawa, 1967.

[1]Примером изменения семантики цвета может служить факт, на который обращает внимание Д.К.Зеленин: "В знак траура все восточные славяненосят белую одежду, в особенности белый головной убор...Черный цвет как знак траура появился в деревнях лишь недавно.. У образованых украинцев принята также красная траурная одежда [6, 354-355]. Такая связь красного цвета и погребального обряда существовала короткое время. Д.К.Зеленин утверждает о существовании такой символики слишком категорично. Более достоверными представляются выводы В.Данилова, о возможности образования ассоциативных свезей между красным цветом и представлением смерти, вследствие более или менее частой повторяемости случаев использования красной китайки в погребальном обряде козаков, что привело к тому, что красный цвет приобрел в сознании козаков ритуальное значение [5, 31]. Он также замечает, что использование красного цвета в погребении придавало ему украискую специфику [5, 31]. Истоки такого символического значения красного цвета видит в козацких традициях и О.Воропай [3, 2, 318]. 

Концептосфера цвета во фразеологических системах близкородственных языков / Е. Левченко // Национально-культурный компонент в тексте и в языке : Материалы ІІ Международной научной конференции. Часть 2. — Минск, 1999. — С. 12–15.